ЭкспертЗдравСервис. Концентратор проектов в сфере здравоохранения

Безопасность медицинской деятельности

  • Внутренний контроль, неблагоприятные события и человеческий фактор

    Внутренний контроль, неблагоприятные события и человеческий фактор

     Уважаемые коллеги! Добрый день!

     Несчастные случаи случаются! Так было испокон веков, так оно есть сегодня и так будет и завтра. И это как будто всем понятно. К сожалению, лишь в теории, а в жизни не всем и не всегда. Когда речь идет о медицине, пациенты, общество и государство не признают, что существует такое понятие, как «несчастный случай». Произошло ЧП – значит, кто-то виноват, и непременно должен понести наказание. И самый удобный «виновный» – это, конечно, медицинский работник. Когда что-то случается, СМИ уже знают, кого винить. Поищите в интернете словосочетание «врачи убили пациента», и вы получите тысячи ссылок. Поищите судебные процессы, где врача судят за причинение вреда здоровью или смерти «по неосторожности» и вы получите аналогичный результат.

     Легко удостовериться, что единственные два механизма, которые в России применяются для профилактики и коррекции неблагоприятных событий, это контроль и наказание. Оба – репрессивные. Но принуждение в медицине доказанно не работает. Несмотря на сверхбдительный контроль со стороны Росздравнадзора и Роспотребнадзора, иных надзорных ведомств и контролирующих инстанций, страховых медицинских организаций, обществ по защите прав потребителей, пациентских организаций, правозащитников и самих граждан, нежелательные события случаются. И повышенная в последнее время активность правоохранителей в сфере здравоохранения парадоксальным (на первый взгляд) образом сопряжена не со снижением, а с ростом числа случаев уголовного преследования медицинских работников и количества гражданских исков пациентов.

  • Как термины влияют на содержание внутреннего контроля

    Как термины влияют на содержание внутреннего контроля

     От редактора. Уважаемые коллеги! Добрый день! Эту публикацию я подготовил на свой страх и риск из небольшого фрагмента онлайн-семинара Радомира Бошковича и Евгения Князева. Семинар «Новые требования к организации внутреннего контроля качества и безопасности медицинской деятельности в медицинской организации в соответствии с приказом Минздрава России от 31 июля 2020 года № 785н» проведён 5 ноября 2020 года. Там было много всего, и всё очень интересное и важное. Хватит на сотню публикаций! )) Злоупотреблять доверием уважаемых экспертов, однако, я не намерен. Постараюсь изложить лишь некоторые из рассмотренных на семинаре проблем, которые, по моему мнению, имеют ключевое значение. Одна из таких тем предлагается вашему вниманию. Ваш Андрей Таевский.

    К вопросу о том, как термины влияют на содержание внутреннего контроля

    Авторы: Радомир Бошкович, Евгений Князев

    Редактор: Андрей Таевский

    Законы и подзаконные нормативные правовые акты на местах воспринимаются по-разному, и это следует учитывать при подготовке любых требований и регламентов. Очень большое значение имеют используемые термины и акценты, расставляемые законодателем и органами исполнительной власти в документах. Понятно, что различные документы не должны противоречить друг другу, и это сказывается на используемой терминологии. При этом, возникают некоторые нежелательные эффекты.

     Например, практически во всех документах федерального уровня, регулирующих вопросы, связанные с качеством и безопасностью медицинской деятельности, используется исключительно термин «контроль». Это понятие конкретно. Толковый словарь Ожегова основным значением данного термина указывает: «Проверка, а также постоянное наблюдение в целях проверки или надзора», вторым – собирательное: «Лица, занимающиеся этим делом, контролёры». Однако, чтобы что-то контролировать, нужно сначала создать, и этот вопрос в регламентирующих документах никак не разъясняется, а на местах в большинстве случаев не будет правильно понят. Соответственно, попытки выстроить систему на одном только контроле раз за разом терпят фиаско.

     Терминология, которая отвечала бы реалиям медицинской практики и потребностям времени, должна быть другой. Для государственного контроля акцент на «контроле» достаточен, но медицинским организациям нужно вначале создавать то, что потом контролировать. Здесь оправдано широкое применение таких терминов, как «обеспечение качества» и «управление качеством».

     Рис.1. Проблематичная терминология внутреннего контроля.

  • Мифология здравоохранения. Миф о безопасности

    Мифология здравоохранения. Миф о безопасности preview

     Уважаемые коллеги! Добрый день!

     В тот самый момент, как стало безопасным печалиться вслух по поводу качества управления в стране, ему на смену пришло «регулирование». Не ахти. Годы идут, всё никак. Живёшь с ощущением победившего волюнтаризма, поневоле оттачивая навыки уклонения от его щедрот. Как такое возможно? Ведь, в каждом вновь установленном нормативном правовом акте, не говоря о пояснительных записках к проектам, написано: «в целях совершенствования…». Или что-то подобное. И уж точно не противоположное. Если бы только мы смогли дружно поверить обоснованию каждого из принимаемых в системе решений! Жили бы давно в состоянии высочайшего регуляторного совершенства! Однако мы определённо к нему не приближаемся, что порождает взаимные упрёки «регуляторов» и «регулируемых». Вот её, критики, день ото дня однозначно становится больше. Я постараюсь в этой работе воздержаться от язвительных выпадов в адрес одарённых современников. Надеюсь, это реально. Мифологический оттенок публикации есть лишь способ добиться желаемого эффекта.

  • О плановой госпитальной медицинской помощи и защите стационаров в условиях пандемии

    Этапный отбор больных в профильные стационары для оказания плановой медицинской помощи в неблагоприятных эпидемических условиях

     Уважаемые коллеги! Добрый день!

     Все очарованы «короной». Ленты новостные забиты под заявязку «коронавирусным» контентом, а чего ещё проскакивает – редко и мимо. Спросом, судя по всему, не пользуется, всё внимание приковано к пандемии. А где внимание, там и мысли. Мысли выливаются в бесконечные комментарии, публикации и видеоролики. Причём, для выражения мнений в чрезвычайных обстоятельствах не нужны уже претензии на глубину анализа, свежесть информации и даже логика в рассуждениях. Стихия всё прощает. Медийное бурление настолько сильно и зло, что самой гуманной (щадящей) поведенческой линией будет, наверное, воздержание от какой-либо собственной активности в «коронной» тематике.

     Собственно, я этой стратегии и придерживаюсь. Стойко! Всё бы хорошо, да натура творческая скулит и царапается изнутри – дескать, зачахла совсем в заточении. А тут и повод выгулять представился: идея небольшой, спокойной и, как мне вначале (напрасно!) показалось, лёгкой в подготовке публикации на одну актуальную тему.

     Тема уже не раз обсуждалась в профессиональных медицинских и не только соцсетях: как втайне от злобного, жестокого инфекционного агента оказывать медицинскую помощь остро нуждающимся в ней людям, с ним ещё не знакомым? Втайне, и никак иначе. Ведь как пронюхает, так нападёт и всё испортит, непременно. Что, собственно и происходит. То одна больница «вспыхнула», то другая.

     По сути, с новым коронавирусом у нас уже нет «чистых» и «грязных» медицинских организаций или подразделений. У нас есть «откровенно грязные», куда доставляются больные с подтверждённым или вероятным диагнозом, и «кто бы знал». Понятно, что суммарная мощность первых прирастает преимущественно за счёт последних вслед за обостряющейся с каждым днём потребностью.

     Но эти, последние – они хоть и «последние» в сегодняшней всенародной здравоохраненческой повестке, но совсем не последние для тех, кто в них остро нуждается. И если можно смириться с тем, как они массово перепрофилируются в инфекционные стационары или «вылетают» на карантин в «грязном» по умолчанию ургентном потоке, то «вылет» медицинских организаций и подразделений, в которых оказывается плановая медицинская помощь, в общем-то, должен рассматриваться, как авария. А то и катастрофа, если речь идёт о критически важных стационарах.

     То, что медицинская помощь оказывается в плановом порядке, совсем не значит, что её можно откладывать произвольно. Перенос необходимых медицинских вмешательств –рулетка. Возможные варианты выхода из длительной отсрочки для нуждающегося:

    • стрессовая смена образа жизни и стиля мышления помогла войти в ремиссию или сменить «букет», «освоением» которого будет время заняться до конца бедствия;
    • худо-бедно дотянуть до лучших времён, чтоб увидеть свет в конце туннеля, и потом ещё подождать своей очереди до конца пост-катаклизменной перегрузки лечебной сети;
    • обострения, осложнения, неминуемо «грязная» экстренная помощь или «случайно» оказавшаяся «грязной» «плановая», страдания и инвалидность;
    • то же с летальным исходом.

     Рулетка, как видим, «русская». Я могу ошибаться и хотел бы ошибаться, но, как мне кажется, прямой экономический ущерб вследствие закрытия целых больниц, корпусов, отделений и центров – это только бонус к срыву в чёрную дыру безвременья с чудовищными демографическими и трудовыми потерями и окончательным крахом экономики на выходе по ту сторону сингулярности.

     В общем, какую-то часть плановой помощи надобно по возможности сохранять «чистой». И следующий вопрос закономерно будет о том, как уберечь от инфекционного загрязнения и остановки хотя бы критически важную часть профильных стационаров.

     Ориентировочная схема эшелонированной обороны может быть, к примеру, такой: