Вообще независимая общемедицинская экспертиза

 Уважаемые коллеги! Добрый день!

 В конце октября ко мне на почту залетел один любопытный документ, авторы которого несомненно примерялись к моей центральной теме экспертизы качества медицинской помощи. А именно, проект Постановления Правительства Российской Федерации «Об утверждении Положения о независимой медицинской экспертизе». Парил он с самой вершины, в подлинности его не было сомнений, как и в том, что именно в этой редакции он будет пихаться, но я его отложил. Во-первых, я его тогда не нашёл на официальном портале опубликования проектов нормативных правовых актов. А во-вторых, был по уши в наших семинарах: в ноябрьском, и потом без передыху двух декабрьских. Не успел толком отойти от просветительских забот, и, вот оно, счастие. Наслаждайтесь. 

 Зачем вообще нужен документ с таким наименованием и статусом, понятно. Неотвратимость его появления прямо следует из ч.3. ст.58 Федерального закона от 21 ноября 2011 года № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (далее 323-ФЗ): «Граждане имеют право на проведение независимой медицинской экспертизы в порядке и в случаях, которые установлены положением о независимой медицинской экспертизе, утверждаемым Правительством Российской Федерации». Граждане вожделенное положение ждали, конечно, долго. Может, и дождались. Однако, документ нужен не только сам по себе, чтобы был, но чтобы был и на пользу – т.е., «регулировал» нечто хорошо и правильно. И вот здесь, на мой взгляд, не всё столь однозначно.

 Немного истории вопроса прежде, чем мы с вами разберёмся с этим небольшим проектом, коллеги. Вокруг «медицинской экспертизы» действительно образовался целый клубок трудных проблем. Особенно достают страсти по части экспертизы качества медицинской помощи, которую в целях управления и достижения улучшений – т.е., в основном её предназначении, почти уже не проводят, а всё ради контроля, «выявления нарушений» да наказания «виновных». Многие уж и забыли, что такое экспертиза на самом деле, и искренне считают её формой контроля.

 В клубок вплетаются сложности, связанные с необходимостью обновления разрешительной составляющей «регулирования» отдельных видов экспертиз (см. работу «Нужно ли лицензировать экспертизу качества медицинской помощи?») и формирования новых отраслевых экспертно-аналитических и других институтов (см., напр., «Проблемы установления и интерпретации причин неблагоприятных событий при оказании медицинской помощи»).

 В последнее время, в связи с активным вмешательством в сугубо медицинские дела правоохранительных структур и ростом потребительского давления на систему здравоохранения, обострились проблемы и у судебно-медицинской экспертизы. Особенности российского законодательства в сфере здравоохранения (см., напр., «Очерки о безлимитной преюдиции в медицинских процессах»: Первый и Второй), с его множественными подменами понятий и разбалансированностью прав и обязанностей, способствуют образованию единого сверхсложного проблемного конгломерата, распутать который ни у кого уже не хватает ума.

 Чиновники давно подступаются к теме. У меня какие-то проекты, один другого дурней, набираются с 2015-го года. Их вряд ли можно охарактеризовать иначе, как смешные. Чего стоит один только законопроект ID: 02/04/01-19/00087756 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования экспертизы качества медицинской помощи», настолько лажовый, что подробный его разбор не имел никакого смысла. Вместо анализа, в работе «Как Минздрав экспертизу продавал» я лишь в общих чертах обрисовал, как оно должно примерно быть, и дал ссылку на проект. Вся его чушь была очевидной. Вместе с тем, за внешней комичностью скрываются опасные лоббистские потуги.

 В последние годы в «игру» (или скорее, в «битву за пирог» экспертизы) включились страховщики, а затем и некоторые силовики. Последние быстро вытеснили других из числа соискателей права неоспоримого экспертного мнения™. Само подобное право я бы отнёс к  категории тоталитарных отрыжек, но именно за него, как сиё ни прискорбно, который год идёт ожесточённая борьба. Возможность отсутствия такого права в системе просто не воспринимается.

 Депутаты пытаются достичь заветного «баланса интересов» вопреки заведомой безнадёжности его достижения в ситуации, когда главный приз столь значим, а весовые категории претендентов настолько разные. Например, 5 июня 2020 года темой заседания Рабочей группы по правовой защите медицинских работников комитета Государственной Думы Российской Федерации по охране здоровья была заявлена «Досудебная экспертиза качества медицинской помощи профессиональными сообществами». Я принимал в нём участие и поделился своими выводами и ощущениями в статье «Как бы регулирование как бы независимой как бы экспертизы». Впечатление было такое, что не экспертиза обсуждается, а сферическая дойная корова в вакууме. Всё идёт по накатанной колее, короче говоря.

 Вернёмся, однако, к проекту ID 01/01/10-20/00109392. Он совсем небольшой, так что предлагаемое им к утверждению «Положение о независимой медицинской экспертизе» можно разобрать по пунктам. Приступим.

„1. Настоящее Положение определяет порядок и случаи проведения независимой медицинской экспертизы.ˮ

 Ноу нит нот, нит ноу нот… Извините. Действительно, в соответствии с уже процитированной выше ч.3. ст.58 323-ФЗ Правительство должно утвердить «положение о независимой медицинской экспертизе», которым должны быть установлены «порядок и случаи», в которых граждане имеют право на «проведение независимой медицинской экспертизы». При этом под «случаями» мне видятся причины, по которым у граждан может возникать потребность в т.н. «третьем», независимом, мнении, и, при этом, Закон не возражает против того, чтобы эта потребность была удовлетворена. Под «потребностью» по логике вещей следует подразумевать недовольство результатами экспертизы одного из видов, полученными в «официальном канале», «основным» и контролируемым государством способом. И такое недовольство, к слову, может возникать не только у граждан, но и у органов, и у организаций, но это уже вопрос к формулировкам 323-ФЗ. Далее, «порядок» должен указывать некие общие ориентиры удовлетворения возникшего запроса на независимую экспертизу и границы допустимого для участвующих в процессе «сторон». Забегая вперёд, я ничего такого в предлагаемом проекте Положения не смог обнаружить. Что же там тогда? Читаем дальше.

„2. Независимая медицинская экспертиза проводится в целях оценки своевременности оказания медицинской помощи, правильности выбора методов профилактики, диагностики, лечения и реабилитации, степени достижения запланированного результата, с учетом критериев оценки качества медицинской помощи, а также для установления возможной причинно-следственной связи между результатами оказанной гражданину медицинской помощи и состоянием его здоровья.ˮ

 Нит нит фолли бололи… Сорри. Предельный перечень видов медицинских экспертиз приведён в ч.2. ст.58 323-ФЗ:

«2. В Российской Федерации проводятся следующие виды медицинских экспертиз:

1) экспертиза временной нетрудоспособности;

2) медико-социальная экспертиза;

3) военно-врачебная экспертиза;

4) судебно-медицинская и судебно-психиатрическая экспертизы;

5) экспертиза профессиональной пригодности и экспертиза связи заболевания с профессией;

6) экспертиза качества медицинской помощи».  

 Указанная в ч.3 ст.58 323-ФЗ «независимая медицинская экспертиза» не является самостоятельным видом «медицинских экспертиз», но главным принципом, в соответствии с которым должна проводиться в «установленных порядке и случаях» экспертиза того или иного вида. И, что существенно и следует из буквы Закона, без ограничений по видам! При этом, у каждого вида экспертиз есть (по крайней мере, пока не приняли «положение» из рассматриваемого проекта) собственные цели! Здесь же мы видим образование принципиально нового вида экспертиз путём смешения извращённых целей экспертизы качества медицинской помощи и судебно-медицинской экспертизы. Вау! Круто же, согласитесь! Остальные виды экспертиз вообще потерялись – и то верно, незачем голову забивать всякими излишествами.

 Авторам стоило заглянуть, хотя бы, в ч.1 той же ст.58 323-ФЗ, раз возникли затруднения. Что такое «медицинская экспертиза», и с какими целями она проводится, там написано: «1. Медицинской экспертизой является проводимое в установленном порядке исследование, направленное на установление состояния здоровья гражданина, в целях определения его способности осуществлять трудовую или иную деятельность, а также установления причинно-следственной связи между воздействием каких-либо событий, факторов и состоянием здоровья гражданина». Написано пусть и не идеально, но в целом понятно. По крайней мере, то, что сочинительством здесь не стоило заниматься.

„3. Независимая медицинская экспертиза проводится на основании медицинской документации по заявлению гражданина (его законного представителя), медицинской организации, а также на основании обращений правоохранительных и судебных органов.ˮ

 Ай кэнт фосэйк ю… Кто и когда придумал, что экспертиза должна проводиться только по документам, мне неведомо. Как всякая дурная мысль, она упряма и живуча. В который раз: экспертиза может проводиться по документам, когда эксперту для формирования выводов не требуется большего. Чаще всего, и не требуется. Но заранее ограничивая экспертизу в источниках сведений, вы закладываете в систему заведомую ущербность.

 Что касается проведению экспертизы «по заявлению» граждан и их законных представителей, хочется спросить: челом бить? Сколько раз? А можно об ковёр? Независимая экспертиза по определению будет проводиться на договорных началах, и, соответственно, «заявления» там дело десятое и на десятом месте не единственное. «Обращения правоохранительных и судебных органов» вообще чудесны. Это как? Ах, да! Как я мог забыть? Они ведь станут обращаться к обладателю неоспоримого экспертного мнения™! Так что, с почтением обращайтесь, господа и дамы, с подобающим почтением!

„4. Независимая медицинская экспертиза основывается на принципах законности, соблюдения прав и свобод человека и гражданина, объективности, всесторонности и полноты исследований, проводимых с использованием современных достижений науки и техники, а также коллегиальности, экстерриториальности, обезличенности медицинских документов для эксперта.

      Медицинский эксперт, участвующий в проведении независимой медицинской экспертизы, не должен находиться в служебной или иной зависимости от медицинской организации, оказавшей медицинскую помощь гражданину, а также от организаций, должностных лиц и граждан, заинтересованных в результатах независимой медицинской экспертизы.ˮ

 …о фо-оскуик ю… М-да. Откуда взялись «принципы коллегиальности, экстерриториальности и обезличенности медицинских документов для эксперта», понятно. Только, то не принципы вовсе, а некоторые методы, помогающие обеспечивать объективность и достоверность результатов экспертизы. Коллегиальность позволяет преодолевать иногда затруднения и разногласия отдельных экспертов. Т.е., она не нужна, когда затруднений и разногласий не возникло. Экстерриториальность с «обезличенностью медицинских документов» изолируют эксперта от заказчика, чтоб те не мешали ему своими потенциями. И если коллегиальность ещё можно отнести к принципам, то остальное – лишь выбор Национальной медицинской палаты (НМП), который сам по себе не возводит метод в принцип. Таковую попытку мы наблюдаем здесь, были они и раньше.

 Экстерриториальность нужна не всегда, а лишь когда в «родном» регионе велико давление причастных, и ответственные структуры не выдерживают, не могут обеспечить независимость эксперта. И это не панацея, т.к. у влиятельных людей руки длинные. Что касается, «обезличенности медицинских документов для эксперта», то это не единственный и не всегда лучший выбор. Здесь необходимо вспомнить, что «независимая медицинская экспертиза» не является отдельным видом экспертиз, а лишь принципом, свободой и гражданским институтом. Я вполне могу допустить, что в независимой судебно-медицинской экспертизе «обезличенность» будет хорошо работать. Но в экспертизе качества медицинской помощи – совершенно точно, категорично, нет. Для неё «обезличенность», да ещё с ограниченностью документами, убийственна. Снова, кто-то на кого-то нажал, шито-крыто, вот вам неоспоримое мнение, получите, распишитесь. Как я уже не раз писал, чтобы иметь независимую экспертизу качества медицинской помощи в стране, нужны независимые экспертно-аналитические институты, а не прихватизация права. По части остальных видов экспертиз лучше скажут те коллеги, что ими непосредственно занимаются.

„5. Независимая медицинская экспертиза проводится комиссией экспертов, создаваемой профессиональными некоммерческими организациями, указанными в пунктах 2 и 3 части 1 статьи 76 Федерального закона от 21.11.2011 №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (далее – эксперт, экспертная организация соответственно).ˮ

 Ко-онфискейт... Пардон. Да, вовсе не обязательно комиссией, и конечно не «создаваемой профессиональными некоммерческими организациями, указанными в пунктах 2 и 3…». К слову, в ч.1 ст.76 323-ФЗ написано: 

«1. В целях реализации и защиты прав медицинских работников и фармацевтических работников, развития медицинской деятельности и фармацевтической деятельности, содействия научным исследованиям, решения иных связанных с профессиональной деятельностью медицинских работников и фармацевтических работников вопросов указанные работники имеют право на создание на добровольной основе профессиональных некоммерческих организаций, которые могут формироваться в соответствии с критериями:

1) принадлежности к медицинским работникам или фармацевтическим работникам;

2) принадлежности к профессии (врачей, медицинских сестер (фельдшеров), провизоров, фармацевтов);

3) принадлежности к одной врачебной специальности».

 Как видим, авторы проекта хорошо позаботились о совсем «своей» уже видимо поляне, послав указанные в п.1 профессиональные НКО лесом, от греха подальше, ибо нечего им тут делать. Впрочем, для возражений я здесь причин не нахожу, ибо проблему вижу не в том, кому дадут и кому не дадут, а в том, что в принципе никакого «дадут» быть не должно, проблемы и их решения находятся в иной плоскости.

 Далее – про «далее», которое «соответственно». Очень важный момент. Лёгким движением руки или чего, создаваемая НКО комиссия превращается в «эксперта», а сама НКО – в «экспертную организацию», оказывающая, ессно возмездно, соответствующие услуги. Т.е., в как-бы-некоммерческую. Браво! Только, ребятушки, экспертная организация – это экспертная организация. Она профессионально деньги должна экспертизой зарабатывать, и платить причитающееся экспертам. Достойно, чтоб иметь дело с лучшими из лучших. Обеспечивать их работой, чтоб не разбегались. Изолировать от заказчиков. Это бизнес! А вот профессиональные НКО могут рекомендовать специалистов для участия в экспертной работе. Или не рекомендовать. Об этом чуть ниже.

 Наблюдать за работой экспертных организаций должны независимые экспертно-аналитические структуры, которые могут учреждаться совместно представителями заинтересованных общественных сил (тут органы здравоохранения, профессиональные НКО, пациентские организации и т.п.) на федеральном уровне или на уровне регионов. Тут возможные различные схемы, от национального экспертно-аналитического медицинского агентства с региональными филиалами до всероссийского совета региональных экспертных медицинских палат с постоянно действующим аналитическим органом. Это касательно ЭКМП. Для СМЭ, всё же, модель должна быть более жёсткой, регламентируемой, финансируемой и контролируемой государством (только с безлимитной преюдицией в медицинских процессах вначале следует разобраться, чтоб положить конец попыткам смешения разных видов экспертиз). За другие виды медицинских экспертиз говорить не буду. 

„6. Экспертом для проведения независимой медицинской экспертизы может быть специалист, имеющий высшее медицинское образование, свидетельство об аккредитации специалиста или сертификат специалиста по врачебной специальности, по которой проводится экспертиза, стаж работы по врачебной специальности, по которой проводится экспертиза, не менее 10 лет, прошедший дополнительную подготовку по вопросам экспертной деятельности, а также прошедший профессиональную аттестацию в соответствии с пунктом 7 настоящего Положения.ˮ

 …о мейк ю лэйт ю, ю… Простите. Снова всё перемешалось. Так то, формальные требования – это одно, реальный профессиональный уровень – другое, регалии – третье, а авторитет – совсем-совсем иное. Аттестация на должность эксперта по формальным основаниям уместна в работающей структуре, будь то государственная служба или коммерческая организация. Профессиональные же сообщества должны иметь возможность неформального влияния в институте независимой экспертизы, т.к. обычно в профессиональной среде известно, чего стоит тот или иной специалист. Подходящий инструмент – рекомендации (и ноты). Рекомендации профессиональных сообществ должны позволять специалисту делать карьеру эксперта, но с оглядкой на коллег. Однако карьеру эту он должен делать не в самом профессиональном сообществе. Ясно, ведь.

 Что касается обеспечения необходимого уровня подготовки по организационным и технологическим вопросам экспертной деятельности, а также наблюдения за соблюдением принципов проведения экспертиз, методик и т.д., то здесь более уместна аккредитация. Причём, как эксперты, так и экспертные организации могут быть аккредитованы независимыми экспертно-аналитическими структурами (напр., филиалами национального экспертно-аналитического медицинского агентства и, если выбрать такую схему).

„7. Профессиональная аттестация экспертов и аннулирование ее результатов, формирование и ведение единого реестра экспертов, осуществляется медицинскими профессиональными некоммерческими организациями, их ассоциациями (союзами), которые одновременно соответствуют следующим критериям:

объединяют в своем составе более 50 процентов медицинских профессиональных некоммерческих организаций, предусмотренных частью 3 статьи 76 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»;

осуществляют не менее 3 лет деятельность в целях, указанных в части 1 статьи 76 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (далее – профессиональная медицинская организация).ˮ

 Нот нит нот, нит ноу нот… Прошу прощения. Полагаю, на основании вышесказанного читатель способен и сам разглядеть, как кто-то до дрожи хочет получить «независимую медицинскую экспертизу», а точнее её узаконенную профанацию, в своё безраздельное беспрепятственное пользование. Комментарии здесь излишни.

„8. Порядок проведения независимой медицинской экспертизы разрабатывается профессиональной медицинской организацией и утверждается Министерством здравоохранения Российской Федерации.ˮ

 Нит нит фолли бололи… Вот, точно, дурь болезная. Во-первых, «порядок и случаи», в которых «граждане имеют право на проведение независимой медицинской экспертизы», устанавливаются «положением о независимой медицинской экспертизе, утверждаемым Правительством Российской Федерации», как написано в Законе, а не вот это вот всё. Во-вторых, в ч.3 ст.58 323-ФЗ очевидно имеются в виду не технологические, а общие юридические и процедурные аспекты регулирования, поскольку универсальных решений для всех видов медицинских экспертиз быть не может. Всё сказанное выше не оставляет в данном вопросе никаких сомнений. Ну и в третьих и главных, утверждение «порядка» Минздравом с подачи заведомо единственной НКО какую бы то ни было «независимость» экспертизы исключает. Зачем тогда вообще употреблять это слово?

„9. Независимая медицинская экспертиза проводится на основании гражданско-правового договора, заключаемого между экспертной организацией и гражданином (его законным представителем) или юридическим лицом (далее – заказчик экспертизы, договор о проведении экспертизы соответственно).ˮ

 Ббё-оли-банчь,… Замечательно! Только договор предполагает право заказчика не удовлетвориться результатом экспертизы и обратиться в другую экспертную организацию. Как так, нет? Удивительно, но в нашем театре абсурда «независимой экспертизой» будет кормиться заведомо безальтернативная НКО, если обсуждаемый проект «прокатит».

„10. В договоре о проведении экспертизы в обязательном порядке указываются:

 а) место и срок проведения экспертизы;

 б) порядок передачи объектов экспертизы и документов от заказчика экспертизы экспертной организации на временное хранение (при необходимости) и порядок их возврата заказчику экспертизы;

 в) права и обязанности экспертной организации и заказчика экспертизы;

 г) ответственность за нарушение взятых на себя обязательств экспертной организацией (экспертом) и заказчиком экспертизы;

 д) условия оплаты экспертизы;

 е) способ выдачи (направления) экспертного заключения заказчику экспертизы;

 ж) другие существенные для экспертной организации и заказчика условия проведения экспертизы.ˮ

 ...зе уо-отэ-моул… Извините. По поводу пп.«б». Да, гражданин имеет право на получение копии медицинской документации (но не всей, а конкретно «своей»), а также на ознакомление с нею (с приделыванием ей ног в отсутствие какой-либо ответственности за её хищение). Так что, теоретически он способен предоставить некоторую документацию экспертной организации. Однако, как я выше уже отметил, медицинской документацией дело не всегда ограничивается. Видимо, поэтому здесь у автора проекта появились неведомые «объекты экспертизы». Как это неведомое нечто должен добывать гражданин? Допустим, в случае СМЭ заказчиком когда-то выступит юридическая контора, а то и какая посерьёзнее, и добудет нужные «объекты». В случае ЭКМП объектом исследования является случай оказания медицинской помощи (не путать с документацией, отражающей этот случай в вариабельном приближении). А есть виды медицинской экспертизы, где объектом являются… В каком виде гражданину своё тело «передавать на временное хранение»? А душу?

 Вообще, эксперты, при возникновении потребности в дополнительных сведениях в ходе проведения исследования, должны иметь возможность их официально запрашивать и получать. Этим должны ведать экспертные организации, поручающие проведение заказных экспертиз конкретным экспертам. Соответственно, экспертные организации могут и вероятно должны иметь некоторые права по части добычи информации, а также связанные с этим обязанности и ответственность, в т.ч. этического плана. Наверное, можно много полезного заимствовать здесь у адвокатских палат.

„11. Экспертная организация обязана:

 а) обеспечить сохранность и возврат предоставленных заказчиком экспертизы объектов экспертизы и документов;

 б) не разглашать без согласия заказчика экспертизы сведения, которые стали ему известны в связи с проведением экспертизы, за исключением сведений, необходимых для получения консультации по вопросу исследования объектов экспертизы у иных специалистов и организаций, а также сведений, указанных в подпункте "г" настоящего пункта;

 в) отказаться от проведения экспертизы в следующих случаях:

 наличие близкого родства эксперта с заказчиком экспертизы (дети, супруги, родители, полнородные и неполнородные братья и сестры);

 владение ценными бумагами, акциями (долями участия, паями в уставных (складочных) капиталах) заказчика экспертизы;

 заинтересованность в результатах экспертизы, вытекающих из заключения экспертизы, в целях получения выгоды в виде денежных средств, ценностей, иного имущества, услуг имущественного характера или имущественных прав для себя или третьих лиц;

 наличие долговых или иных имущественных обязательств эксперта перед заказчиком экспертизы (его должностным лицом или работником), а также в случае, если заказчик экспертизы (его должностное лицо или работник) имеет долговые или иные имущественные обязательства перед экспертом;

 г) информировать правоохранительные органы в случае, если в ходе экспертизы стало известно, что вред здоровью подэкспертного причинен в результате противоправных действий.ˮ

 Хелл-и-плап… Сорри. Ох, ты ж! Обязанности «подэкспертным» забыли прописать, а то ж сами не разберутся, и станут ходить строем не туда. Подэкспертные – они такие. В целом же, пункт смешной. Первая и главная обязанность экспертной организации – оградить эксперта от каких-либо искажающих воздействий со стороны заказчика и иных заинтересованных лиц. А «стучать куда следует» и не допускать явного конфликта интересов – это само собой, да и в законодательстве подробно прописано, дублировать в подзаконных актах излишне. Один, правда, момент: эксперт не вправе оценивать правомочность действий, приведших к причинению вреда здоровья «подэкспертного», прошу прощения у коллег за вынужденное использование дурацкого слова. Т.е., налицо правовой тупик. Но кого в нашей стране этим напугаешь? Логика в великом деле «регулирования» совсем не главное.

„12. Срок проведения независимой медицинской экспертизы составляет не более 90 календарных дней со дня подписания договора о проведении экспертизы.ˮ

 ...энд фи-ингэ-хоул… Это вообще зачем? Договорное дело. Ах, да, СМЭ! Но это особая история, в процессуальном отношении регулируемая законодательством достаточно чётко.

„13.  По результатам проведения независимой медицинской экспертизы экспертной организацией оформляется заключение по форме, устанавливаемой Министерством здравоохранения Российской Федерации.ˮ  

 Нот э воссит,… Мне трудно подобрать приличные слова для комментирования данного положения, коллеги. Ничего, кроме стремления угодить барину подношением права бездумной формализации, я здесь не вижу.

„14. Экспертными организациями, а также профессиональной медицинской организацией представляется информация о независимых медицинских экспертизах в порядке, в сроки и по форме, устанавливаемых Министерством здравоохранения Российской Федерации с учетом мнения профессиональной медицинской организации.ˮ

 ...банди, си? Простите. Куда предоставляется? В Минздрав? В Правительство? Типа, отчёт о «независимых экспертизах»? «По форме»? «С учётом мнения…»? Что за бредятина, аффтары? Боже… Ну, посмотрите, хотя бы, как работают независимые экспертно-аналитические институты в развитых странах. Кто, кому и как отчитывается, чьё мнение учитывает, и т.д.

„15. Экспертная организация несет ответственность за результаты проведенной независимой медицинской экспертизы в соответствии с законодательством Российской Федерации.ˮ

 Фо дженгл энд бодженгл… Естественно, несёт. Только экспертиза – такая штука, где «заказчик» должен быть обязан оплатить «услуги» вне зависимости от своего «удовлетворения» результатом, ведь экспертиза преследует цель установить истину, а не обслужить клиента по высшему разряду. В противном случае, ничего, кроме аукционной торговли результатами, вы не получите. Своё неудовлетворение результатами заказчик вправе устранить путём заказа экспертизы в другой экспертной организации. А за тем, чтобы экспертные организации не злоупотребляли доверием заказчиков и не вступали в альянсы, должны следить независимые экспертно-аналитические агентства. Последний раз я подробно разбирал эти вопросы в «Эссе о качестве экспертизы качества». 

 Резюме.

 Произведение всегда рождается в тесных объятиях двоих - автора и его музы. Не могу сказать, какая муза ублажала автора разбираемого творения. Мне обычно помогает музыка. На этот раз, нужного настроя помог достичь Robert Wyatt. Возникло даже странное ощущение, будто он был знаком с музой автора проекта когда-то, до того, полвека назад.

 Представленный проект отражает трудную работу мозга. Ведь нет ничего трудней и важней, чем встроить себя вблизи вершины сложившейся иерархии! Судя по отдельным скрипучим движениям предположительно извилин, кому-то даже пришлось изучить какие-то тематические материалы. Пусть и не удалось понять, но всё же. Такова жизнь. С латексным изделием – ещё, конечно, не совсем то, но относительно вождения рукой уже прогресс. Так и здесь, будем надеяться на лучшее. Роберт не даст соврать, так оно обычно и выходит.

 P.s.: всё же, умели раньше делать муз! Три поколения сносу нет.

---

Всегда Ваши, Андрей Таевский и ЭкспертЗдравСервис

Пожалуйста, поделитесь этой информацией с коллегами. Возможно, она будет им очень полезна:

 

Нравится